Общество   

Дамоклов меч над болгарами Молдовы

Тараклийский район может стать первой жертвой «административно-территориальной реформы»

Для нынешнего руководства страны главное — цифра. Чтобы хоть как-то объяснить настойчивое желание испортить жизнь Тараклии, власти ссылаются на «недостаточную» численность населения района. Сначала речь шла о том, что «сокращать» нужно районы с численностью менее 50 тысяч человек, потом решили поднять планку до 70 тысяч. Тараклийский район вышел слишком маленьким: здесь проживает около 45 тысяч человек. В эту цифру упирается всё.

Числом не угодили

«Работа» по ликвидации района ведётся осторожно — через постепенное лишение районов органов публичного управления и экономическое давление. И, похоже, первой жертвой «реформы» назначили Тараклийский район — регион компактного проживания молдавских болгар.
Согласно решениям правительства, Тараклия за последнее время осталась без представительства целого ряда государственных служб: службы земельных отношений и кадастра, агентства субсидирования сельского хозяйства, трудовой инспекции, касс социального страхования. Даже скорая помощь и та уже «переведена».
 

Следом за Тараклией под «оптимизацию» могут попасть Бессарабска, Кантемир, Чимишлия, Леово, Дондюшаны, Глодяны, Окница, Ниспорены, Резина, Шолданешты и подконтрольная Кишинёву часть Дубоссарского района.

Жители вынуждены будут (и уже вынуждены) для решения своих вопросов ездить в Кагул, что им, мягко говоря, не очень удобно. Чисто географически, учитывая свое-образное расположение населённых пунктов.
Отдельно в этом плане стоит проблема «тараклийского анклава» — сёл, которые и без того отделены от остального района территорией Гагаузской автономии. Коммуны Валя Пержей, Кортен, Кайраклия и крупная (более 6 тысяч жителей) Твардица и без того испытывают проблемы в сообщении с районным центром. Годом ранее группы жителей даже всерьёз поднимали вопрос об отделении Тараклийского района и присоединении к Гагаузии. К счастью, до межрегионального конфликта дело не дошло. Но что может произойти, если им вместо Тараклии «предложат» ездить в Кагул?

Страшнее войны

Отдельно стоит вопрос об образовании в регионе. Кто должен развивать школы с болгарским языком обучения, поддерживать болгарскую культуру? Кагульские районные управления? Сомнительно, чтобы это было им слишком уж нужно: в Кагульском районе, в который входят, помимо крупнейшего города юга, ещё 36 коммун, и своих вопросов хватает.
Хотя, возможно, наличие хоть каких-то учебных заведений в Тараклийском районе власть просто не предусматривает. Ещё программа правительства «АЕИ-1» (образца 2009 года) обратила на себя внимание тем, что в ней среди высших учебных заведений страны Тараклийский государственный университет попросту не упоминался. По сути власти Болгарии сегодня вспоминают об этом вузе чаще, чем власти Молдовы. И раз даже на университет, ставший символом дружбы двух стран, альянс наплевал с самого начала, то что говорить о лицеях и гимназиях?
 

Как рассказал примар Тараклии Сергей Филиппов, власти стремятся закрыть в районе не только болгарские, но и молдавские школы.

Ещё в конце прошлого года в рамках «Гражданского конгресса» примар Тараклии, бывший депутат парламента Сергей Филипов рассказал, что из-за экономического давления город оказался в опасности потерять школы с болгарским языком обучения. Правительство не просто не выделяет средств, но ещё и не даёт району уже положенные по бюджету трансферты.
В нынешнем же 2012 году выяснилось, что всё куда хуже. Как рассказал Филипов на этой неделе в эфире телепрограммы Impact, власти борются с молдавскими школами Тараклийского района ещё более жёстко, чем с болгарскими. Так, на данный момент от районных и местных властей требуют закрыть, помимо лицея с болгарским языком обучения, ещё и сразу три школы с молдавским.
АЕИ стремится уничтожить даже то хорошее, что пережило даже годы войн, в том числе двух мировых. Отдельно примар Тараклии отметил ситуацию в молдавском селе Алуату. Здесь власти намерены закрыть школу, которой на роду уже около 300 лет. Начав деятельность в XVIII веке ещё как церковно-приходская школа, она развивалась и «продолжала работать все эти годы — и во времена войны, и во времена голода». Что характерно, примар села был на последних выборах избран от правящей Либерально-демократической партии премьера Филата. Но сейчас он явно не на её стороне, а с советниками-коммунистами, которые выступают против закрытия одного из исторически старейших учебных заведений юга.

Болгария против

Опасность, угрожающая району, стала предметом обсуждения на общенациональном сборе болгар, состоявшемся в Тараклии. Как рассказал в его ходе председатель района Александр Гарановский, «правительство предпринимает шаги для насильственной оптимизации не только учебного процесса, но и ряда учреждений». «Летом районный совет принял решение о выходе из пилотного проекта правительства по оптимизации школ. Однако Министерство финансов не перечисляет нам трансферты в должном количестве. Следовательно, мы понимаем, что на район идёт давление с центра. Сейчас грядёт второй этап. Это перевод служб в соседний Кагул», — напомнил присутствующим Гарановский и пообещал, что «район будет бороться за сохранение территориальной единицы».
Не остались в стороне и иностранные дипломаты. Посол Болгарии в Молдове Георги Панайотов ещё в сентябре прошлого года потребовал от министра просвещения, либерал-демократа Михаила Шляхтикого, не проводить «оптимизацию» сферы образования в районах компактного проживания болгар. Министр не услышал. Но посольство от требований не отказалось. «Сегодня в Молдове всего 34 школы с изучением болгарского языка, включая Приднестровье. Болгарское посольство внимательно изучает эти вопросы, они отражаются в информационных докладах. Правительство Республики Болгария знакомо с положением дел и встревожено проблемами молдавских болгар», — заявил Панайотов в ходе встречи болгар Молдовы.
 

Ещё в сентябре прошлого года болгарский посол Георги Панайотов выступил с требованиями не проводить «оптимизации».
Министр Шляхтицкий не услышал.

При этом, как сообщил посол, в курсе ситуации находится и лично министр иностранных дел Болгарии Николай Младенов — он побывал в Тараклии в середине декабря и «ознакомлен с проблемами, которые воспринял близко к сердцу». Так что уже одним только своим отношением к болгарским школам АЕИ рискует нарваться на очередной дипломатический скандал. Со страной Европейского союза, между прочим. Что касается самого Тараклийского района, то тут Панайотов высказался предельно ясно — за «сохранение Тараклии как административно-территориальной единицы, с сохранением всех районных служб самостоятельного района».

Кто следующий?

Если власти в самом деле решат «оптимизировать» все районы с численностью населения меньше 70 тысяч, то Тараклийским дело не завершится. Эта участь может постигнуть ещё четыре южных района: Бессарабский, Кантемирский, Чимишлийский и Леовский. Кроме них, северные: Дондюшанский, Глодянский и Окницкий, а также находящиеся в центре: Ниспоренский, Резинский, Шолданештский и, что особенно опасно, Дубоссарский, в который входят подконтрольные официальному Кишинёву приднестровские сёла. С Тараклийским выходит целых 12 районов.
В «группе риска»  также находятся Рышканский, Штефан-Водский, Криулянский, Теленештский и Бричанский районы. В каждом из них число жителей — лишь немногим больше 70 тысяч.
Хотя спокойным не может себя чувствовать вообще ни один район. Вот, к примеру, в Сорокском районе проживает больше 100 тысяч человек — один из пяти крупнейших районов республики. Однако и из Сорок некоторые службы уже «пере-ехали» в соседние Дрокию и Флорешты.

Дежавю

Когда-то (а именно — в 1998–1999 годы) власти уже провели нечто под названием «реформа». Тогда из 33-х районов свою самостоятельность потеряли 26 (для Кайнарского, к примеру, она была потеряна навсегда).
Тогда среди «сокращённых» районов оказался и Тараклийский район. Но ему повезло больше, чем другим, — именно благодаря своему уникальному статусу. Район, приписанный сперва к Кагульскому уезду, уже в 1999 году снова стал самостоятельным. Власти это, конечно, пришлось не особенно по вкусу, но согласиться с доводами оппозиции и общества всё-таки пришлось. Тогда правящий Альянс «За демократию и реформы» (ничего не напоминает?) был и без того шаток. А тут — и протест жителей Тараклии, инициировавших районный референдум (более 90 процентов голосов против вхождения в «жудец»), и прессинг парламентской оппозиции — всё тех же коммунистов, обладавших тогда 40 мандатами.
 

Тараклийский район уже остался без кадастровой службы, инспекции труда, агентства по субсидированию сельского хозяйства, касс социального страхования и даже скорой помощи.

Так Тараклийский район остался собой, хоть и назывался теперь «уездом». Ну, а потом оппозиционная ПКРМ пришла к власти, и с 2001 по 2003 год районы Молдовы были восстановлены в правах. Сегодня у власти снова альянс, только уже «За европейскую интеграцию». Но его лидеры — и Владимир Филат, и Дмитрий Дьяков, и Ион Хадыркэ, и Михаил Шляхтицкий, и многие другие — выходцы из всё того же «старого» альянса «За демократию и реформы». И сегодня они демонстрируют редкий пример политической амнезии. Да, прошло уже без малого 13 лет, но это не оправдание для желающих вторично наступить на те же самые грабли.

0
 

Читаемые