Общество   

Банальная ложь

Подписанты обращения к народу: решение конституционного суда основано на фальсификации и подмене понятий

19 февраля известные писатели, публицисты, юристы, дипломаты и священнослужители обратились к гражданам Молдовы с декларацией призывающей не подчиняться решению конституционного суда от 5 декабря 2013 года. Подписанты комментируют свою позицию.

 

 

 

 

Судьи превысили полномочия

 
Первая группа доводов касается собственно «объявления» Конституционным судом  в качестве государственного языка румынским. Во-первых, по мнению подписантов декларации, не существует никаких юридических возможностей изменить конституционную норму, четко и недвусмысленно выраженную, на иную, кроме как путем изменения конституции конституционным большинством депутатов. Тем более таких полномочий нет и не может быть у конституционных судей, функции которых - в определении конституционности тех или иных законопроектов, но никак не в изменении конституции. «Неужели это не ясно, что настаивая на румынском языке, мы попираем Конституцию? Как сформировать уважительное отношение молодежи к Конституции? Конституция должна быть священной! Я не могу говорить о том, что какая-то статья хороша или плоха. Она есть! Измените Конституцию законным путем, иначе это узурпация власти!»,  — заявил экс-посол Молдовы в Румынии Емил Чобу.
 

Мнение большинства известно

 
Во-вторых, говорят подписанты декларации, даже если и изменять конституционную норму законным путем, необходимо следовать мнению большинства общества. «Республика Молдова является суверенным государством, а суверенитет принадлежит народу. Во время переписи населения в 2004 году из трех миллионов граждан Молдова, в том числе и с левого берега Днестра, 2 миллиона 130 тысяч граждан назвали родным языком молдавский. И это уже после 15 лет тотальной румынизации!», — напомнил доктор истории Василий Стати. Историк считает, что сама Декларация о независимости «является антиконституционной, антигосударственной, антимолдавской». «В 1992 года кровавый конфликт на Днестре начался из-за названия языка», — полагает Стати.
 
 
«В 1989, 1990, 1991, 1992 году на площади мы кричали «Унире, Молдовень!» именно под этим лозунгом мы воссоздавали страну тогда. Сегодня этот лозунг снова становится актуальным. Мы являемся молдаванами и точка», — подчеркнул  поэт Борис Мариан.
 

Филология не причем

 
В-третьих, полагают подписанты, реальным следствием решения КС от 5 декабря является угроза разрушения государства. «Это решение абсолютно политическое, оно не имеет ничего общего с филологией. Это покушение на государственность. Навязывание румынского языка в Молдове является, что-то вроде Троянского коня, который должен разрушить наше государство изнутри», — продолжает Борис Мариан.  «У меня есть опасение, что часть интеллигенции в Молдове служит не своему народу», добавил Эмил Чобу. 
 

Против Молдовы

 
Другая группа доводом подписантов декларации касается не названия языка, а включение Декларации о независимости в конституционный корпус и ее превалирование над высшим законом, о чем прямым текстом заявили конституционные судьи. По мнению подписантов декларации, это – еще большая угроза для суверенитета государства, чем название языка. «5 декабря 2013 года голосами пяти судей Конституционного суда Республики Молдова, в большинстве своем – румынских граждан, был нанесен удар по вековому устремлению молдаван к построению своего суверенного, свободного и независимого государства. Магистраты, по указанию своих зарубежных хозяев, замахнулись на Конституцию», — процитировал обращение член организации «Еу сынт молдован, еу грэеск молдовенеште»  Евгений Чорой.
 
Что касается превалирования Декларации  о независимости над конституцией, то противники этого решения указали, что образующий нынешнюю Конституцию блок включал в себя не только  Декларацию о независимости от 27 августа 1991 года, но так же Органический Регламент Молдовы 1832 года, Декларацию о суверенитете Молдавской ССР от 23 июня 1990 года, Акт о присоединении Республики Молдова к Всеобщей декларации прав человека и о ратификации международных пактов по правам человека от 28 июля 1990 года. «В этом историко-правовом контексте Декларация от 27 августа 1991 года не является ни учредительным актом Республики Молдова, ни ее «свидетельством о рождении», ни даже важнейшим компонентом образующего блока, который можно было бы считать первичным», — добавил Евгений Чорой.
 

Чего боится Румыния?

 
«Решение Конституционного суда очень спорное, потому что если Декларация о независимости преобладает над Конституцией, то тогда Декларация Сфатул Цэрий от 24 января 1918 года преобладает над решением Сфатул Цэрий от 26 марта 1918 года об объединении Бессарабии с Румынией. Это решение продиктовано извне, потому что у политической румынской элите есть боязнь, что признание этих двух названий, румынский и молдавский, названием одного литературного языка вызовет сепаратизм внутри той же Румынии», — считает историк Анатолий Дубровский.
 
Напомним, что 5 декабря 2013 года Конституционный суд принял постановление, которое утверждает, что  Декларация независимости Республики Молдова является частью Конституции, и ее положения превалируют над основным законом, в частности над статьей 13 основного закона о государственном языке.  При этом даже в Декларации о независимости от 27 августа 1991 года не сказано, что государственным языком Республики Молдова является румынский. А отсыл в декларации к закону от 31 августа 1989 года о переходе на латиницу вообще ложен, поскольку в упомянутом законе говорится о молдавском языке.
 
0
 

Читаемые