Политика   

… плюс киприотизация всей страны

Баррозу раскрыл суть «футбольной» дипломатии» Филата
Гадкое ощущение оставила как бы вскользь оброненная Баррозу фраза, но именно она и стала лейтмотивом всего визита, ибо в достаточной резкости продемонстрировала, каковы в действительности планы властей на будущее Молдовы.

Визит главы Еврокомиссии Жозе Мануэля Баррозу и в особенности центральная его часть – обращение к гражданам Республики Молдова – оставил ядовитое послевкусие. Даже не потому, что в этом пустом спиче не содержалось ни слова отеческой критики в адрес властей, ну, хотя бы по очевидным вопросам, типа закрытия телеканала НИТ, попыток вывести за пределы легального и политического поля крупнейшей оппозиционной партии, политического раздербана априори неполитических должностей. Даже не потому, что в этом лицемерном выступлении не содержалось ни одной, сколько-нибудь значительной причины, по которой граждане страны должны терпеть чинимые властью беспредел и беззаконие, то есть – ни полусловом, ни полунамеком не указал на возможность членства в ЕС в обозримой перспективе. И даже не потому, что проанонсированный в качестве эксклюзивной поддержки «проевропейской политики» Кишинева Баррозу отправился в «чес» по другим странам «Восточного партнерства». Все это как раз было ожидаемо вполне. Гадкое ощущение оставила как бы вскользь оброненная Баррозу фраза, но именно она и стала лейтмотивом всего визита, ибо в достаточной резкости продемонстрировала, каковы в действительности планы властей на будущее Молдовы.

Баррозу заявил буквально следующее: «Приднестровская проблема очень важна. Но не стоит напрямую связывать эту проблему с европейской интеграцией». И это значит только одно: правящий Альянс отказывается от идеи приднестровского урегулирования как от свехзадачи по сохранению и укреплению молдавской государственности.

Взять, и все поделить

Идея так называемой «разноскоростной» евроинтеграции различных регионов Молдовы, безусловно, принадлежит именно нынешним молдавским властям. Без их подачи глава Еврокомиссии не стал бы столь резко менять риторику официального Брюсселя в отношение проблемы восстановления целостности Республики Молдова. До последнего момента территориально-политический раскол рассматривался повсюду в мире в качестве главной проблемы страны. Сегодня, надо полагать, уже не считается. Пересмотреть сложившийся в течение двух десятилетий взгляд на Молдову без настоятельных просьб марионеточной молдавской бюрократии, этих «своих сукиных детей», Запад бы не смог. А так, получается, баба с возу… В свое время и Брюссель, и Вашингтон легко закрыли глаза на незаконный референдум по изменению Конституции и неконституционное избрание главы государства примерно по той же причине: одной головной болью меньше.
Здесь, однако, проблема посерьезнее, чем молчаливое согласие западных патронов на попрание Основного закона подопечными молдавскими властями. Ибо, фактически позволив эксперимент по европейской интеграции одного из берегов Днестра, ЕС рискует окончательно легитимизировать раздел Молдовы по фарватеру данной реки. Грубо говоря – взять, и все, по-шариковски, поделить. В данном случае – страну. Ни разу до сих пор ни один, брюссельский, равно как и вашингтонский чиновник не позволял себе подобной геополитической логики.

Расколотый остров

Первое, что приходит в голову из мировых прецедентов – Кипр. Собственно, об этом средиземноморском острове тут же, по горячим следам скандального заявления Баррозу заговорили глубоко знающие приднестровскую проблематику эксперты с обоих берегов Днестра – Василий Шова, Валерий Лицкай, Андрей Сафонов. Кипр сегодня разделен на две основные части – греческую и турецкую. Официально признана – греческая. Она же (кстати, под руководством президента-коммуниста) в 2004 году стала членом Европейского союза. Турецкая же часть продолжает оставаться как бы в подвешенном состоянии, а по сути – пребывать под военно-политическим контролем Анкары, здесь стоит 35-тысячная группировка турецких войск. Вступление греческой части острова в Евросоюз не привело к реинтеграции Кипра. Это – к вопросу об универсальной привлекательности европейской идеи в деле разрешения так называемых «замороженных» конфликтов.
В Молдове, - и на это всегда делала упор во времена своего правления ПКРМ, - ситуация принципиально иная, нежели на Кипре. На обоих берегах Днестра проживает примерно один и тот же состав населения, которое в массе своей исповедует одну и ту же религию. Так что любое сравнение с Кипром, где раскол произошел именно по религиозно-этническому признаку, является некорректным. Отсутствие столь серьезных, если угодно «кровных» разногласий и делало приднестровскую проблему наиболее решаемой изо всех существующих на сегодняшний день в мире аналогичных проблем. Именно поэтому предыдущая молдавская власть на международной арене жестко сопротивлялась любым попыткам применять к ней известные прецеденты. И, что еще было принципиальным: Кишинев времен ПКРМ категорично заявлял, что европейская интеграция без Приднестровья является неприемлемым вариантом. Соответственно и представители ЕС никогда не позволяли себе делать подобных заявлений. Сегодня все изменилось.

Призрак границы по Днестру

Начнем с мелочей. Для нынешнего руководства Республики Молдова, идентифицирующего себя в качестве этнических румын, конфликт на Днестре, безусловно, носит межэтнический характер. (Даже по отношению к приднестровским молдаванам, не говоря уже о русских, украинцах и т.д.) А если учесть, что они, наши нынешние руководители, исповедуют румынский, неканонический вариант православного христианства, то – в известном смысле – и религиозным. По большому же счету, очевидный возврат официального Кишинева к унионистской, антироссийской, ксенофобской риторике образца начала 90-х годов, из-за которой и разразилась братоубийственная война на Днестре, говорит сам за себя. «История румын» в школах, унионистские марши в центре Кишинева, запрет советской символики, закрытие русских школ, агрессивные нападки на Москву, все как в 91-м-92-м, с этим арсеналом хорошо готовиться не к урегулированию приднестровской проблемы, а к окончательному разделению страны.
Собственно, когда оппозиция говорит о возврате к политике 90-х в исполнении АЕИ, она имеет в виду не только и не столько обострение криминогенной обстановки, беззастенчивое воровство государственной собственности, ныне называемое «рейдерством», не только тотальную коррупцию, но и, прежде всего, это – реинкарнацию идеи «великого объединения», реализации которой пусть даже не урегулированная приднестровская проблема сильно мешает. Никто еще не отменил версию, согласно которой подлинным смыслом приднестровской войны 92- года было вовсе не восстановление территориальной целостности, а легитимизация раскола, проведение границы по Днестру. Именно потому и полез Снегур со своими генералами на штурм Бендер: правобережный город не вписывался в концепцию. Граница по Днестру – это все, что нужно нынешнему руководству, поскольку именно по Днестру проходила граница «великой Румынии».
Сегодня, после того, как Баррозу сделал свое «историческое» заявление, можно сделать вывод о содержании футбольных и концертных переговоров между Филатом и Шевчуком. Наверняка, обсуждаются формы «правильной продажи» мировому общественному мнению идеи фактического признания Кишиневом Приднестровья. Ну, или, скажем мягче, отказа от активных действий по реинтеграции. Именно на этом и строится их «глубокое взаимопонимание». Надо полагать, декларация главы Еврокомиссии – как раз из этой оперы.
Не верите? Обратимся к Михаю Гимпу, одному из руководителей государства, который об этом же говорит открытым текстом. Цитируем «Вести. Мд.»: «Попытки сблизить оба берега Днестра показывают, что Тирасполь не видит себя частью РМ, а Кишинев «теряет сотни миллионов» из госбюджета. Поэтому, уверен Гимпу, нам нужно определиться. «Если ничего не сдвинется, я не против подтвердить решение 92 года о том, что эта территория РМ оккупирована РФ, - предложил глава ЛП. - И будем развивать эту часть, чтобы граждане, хотя бы с этой стороны, поняли, что значат демократические ценности». Конец цитаты.
Кипр – в чистом виде, вплоть до «оккупации» Приднестровья по примеру оккупированной турецкими войсками северной части Кипра.

0

Статьи на эту тему

 

Читаемые